19:38 

нужно ли верить источникам

Marcus Brutus
Элия: о небеса, черные и голубые, какое счастье, что в природе все-таки есть историки, которые хоть немного верят источникам!


Я: Этот подход нужен, конечно, - но больше всего для написания истории повседневной жизни. При его последовательном проведении в изучении политики получается Бобровникова - она верит речам Цицерона и в результате проваливается как исследователь. Соответственно, чем меньше историк верит источникам - тем лучше он исследует политику (и тем хуже - рацион питания).

Вообще это вопрос цели. Вы (больше, это вопрос приближения к одному из полюсов а не слияния с ним, понятно, что в реальности речь идёт о соотношениях - предположим, у Вас 80 знать/20 понимать) хотите знать, я - понимать. Вас больше интересует материя, меня - дух. Вы верите, что есть объективные факты, я - что есть общие законы. Вам интереснее то, что было, мне - почему было. Вам ближе "левый" подход, мне - "правый". Вам интересно заполнение бесконечных клеточек генеалогических кроссвордов, мне - вычислять по намёкам и обмолвкам, к кому и как переходили после смерти нобиля тайны, компромат и связи. Вы хотите узнать, что сказал Помпей перед смертью, я - куда делся его архив. И т.д.

Просто именно для поздней Республики состояние источников и наших знаний таково (есть огромные пробелы, но известно довольно много, однако больше всего об элите), что у нас (в смысле, исповедующих разные подходы) при всём при этом есть точки соприкосновения, нам в принципе есть о чём говорить (хотя не всегда - скажем, я до сих пор помню, как в теме про то, пережили ли республиканские нобили гражданские войны, я не смог даже объяснить Сексту свой тезис). Скажем, если бы Вы с Вашим подходом интересовались декабристами, а я - со своим, Вам были бы неинтересны мои построения - там всё и так известно почти поминутно, чего ещё придумывать, а мне бы хватало для построения теорий всё тех же оговорок и намёков в бумажных источниках.

Вот о том, почему неправильно верить источникам:

В этом смысле одна (но далеко не единственная) из задач реальной конспирологии - прочитывать скрытый смысл, hidden sсript очевидного, лежащего на виду и потому кажущегося ясным. В том числе и - высший пилотаж - скрытый смысл самих конспирологических работ. В этом (но только в этом!) плане конспирология - это не столько отдельная дисциплина (хотя потенциально и дисциплина транспрофессионального типа), сколько подход, метод - дедуктивно-аналитический поиск неочевидного в очевидном, тайного - в явном, вычисление скрытых причин и причинных связей (рядов), которые эмпирически, индуктивно непосредственно не просматриваются, в лучшем случае - проявляются в виде неких помех, отклонений, странных пустот. Можно сказать, что конспирология - неотъемлемый элемент истории, социологии, политологии, политэкономии и т.д. Настоящий профессионал в этих областях должен быть еще и профессиональным конспирологом.

Это обусловлено не только несовпадением явления и сущности, но и самой спецификой социального знания, в основе которого лежит несовпадение - принципиальное несовпадение истины и интереса, на порядок усиливающее в этой области знания несовпадение явления и сущности. Эйнштейн говорил, что природа как объект исследования коварна, но не злонамеренна, то есть не лжет сознательно, отвечая на вопрос исследователя. Человек же в качестве объекта исследования часто лжет - либо бессознательно, либо намеренно, скрывая или искажая реальность в личных, групповых, системных интересах. Или находясь в плену ложного сознания, а то и просто от незнания. Более того, в социальных системах целые группы специализируются на создании знания в интересах определенных слоев, в продуцировании ложного. Так, например, в капсистеме социальные науки и их кадры выполняют определенную функцию - анализ социальных процессов в интересах господствующих групп и с точки зрения их интересов, в конечном счете - ради сохранения существующей системы с ее иерархией. В результате социальный интерес верхов становится социальным и профессиональным интересом того или иного научного сообщества как корпорации специалистов, которая, по крайней мере ее верхняя половина, становится идейно-властными кадрами системы, особой фракцией господствующих групп, привилегированной обслугой.

Социальный интерес верхов автоматически встраивается в исследования научного сообщества, регулируя не только решение проблем, не только способы их постановки, но и то, что считать научными проблемами, а что нет. Отсюда - табу на целый ряд проблем, их практическая необсуждаемость. Список этих проблем в современной социально-исторической науке довольно длинный - от конспирологической проблематики до расовой и холокоста. Любой анализ знания с учетом искажающих его социальных интересов, вскрытие самих этих интересов, анализ реальности с точки зрения не тех или иных групп/интересов, а системы в целом так или иначе соотносится с конспирологией - эпистемологически, по повороту мозгов. Здесь выявляется двойной скрытый смысл: самой реальности (прежде всего властной) и знания о ней (информационной).


Ссылка на всю статью, рекомендую хотя бы проглядеть, это очень живо и ясно написанное введение в конспирологию - что это, откуда и зачем.
www.business.su/chsdnw.php?chsdnew=6640

URL
Комментарии
2010-03-27 в 08:05 

Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
перепост можно?

2010-03-29 в 12:24 

Marcus Brutus
Да, конечно. Только не потеряйте тот момент, что после фразы "вот почему" идёт цитата из статьи Фурсова, а не мои слова.

URL
   

Вит Санде

главная