• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:24 

Bellum deorum secundum

У нас много чего случилось за этот год, вот что теперь есть:

Тайная книга - в комиксе уже большше 100 готовых страниц и 4 законченных главы, то есть больше половины сделано.
Ткач - комикс Фарита Ахмеджанова и Алексея Никанорова о богах Митре и Гекате (это глава и большой истории о богах) - готов, опубликован.
Тайна одинокого бога - большая история о Митре и его слуге-человеке, действие происходит в 54 г. до нэ в Месопотамии и Сирии - Алексей Никаноров начал его рисовать, сейчас работает над 1-й главой.

vk.com/bellumdeorum - наша страница вконтакте, мы там новые страницы и кадры выкладываем.
comicspress.ru/2ndwar - таймлайн, обложки, превью.
bookmate.com/bookshelves/NWh151ze - наша страница на Букмейт

Тайная книга:
выложены первые четыре главы:
bookmate.com/books/zchIl6r1 (эта бесплатно)
и так далее по ссылкам с главной страницы (2-4 главы по подписке на Букмейт)

Ткач:
выложен здесь частично и бесплатно:
gallery.kommissia.ru/catalog/829
и здесь полностью за деньги:
bookmate.com/books/y0Oiscj0

00:25 

Вторая война богов

Друзья, очень рад с вами поделиться тем, что мы строили, строили и наконец построили.
Вторая война богов начинается!
Мы с Фаритом Ахмеджановым три года разрабатывали АИ-мир BELLVM DEORVM SECVNDVM, второй войны богов, и вот дотолкали до публикации первую главу первого комикса, действие которого происходит в мире BDS.

Первая война богов была Троянская, про неё Гомер писал, а наша, вторая, начнётся больше чем через тысячу лет, во времена Цезаря. Меж богами-Олимпийцами начнутся раздоры и они вернутся на землю, к людям за поддержкой.

Действие нашего первого комикса (автор сценария - ваш покорный, художник - замечательная Валерия Гудкова) разворачивается в Риме, где происходит небольшой такой, локальный пост-вампирозомби-апокалипсис. Квириты только что героическими усилиями загнали обратно под землю демонов-лемуров и теперь возвращаются к мирной жизни. Вот на этом фоне всё и начинается.

Итак, Liber Arcanum, или Тайная Книга.
Кровь. Золото. Магия. Рим.
На сайте издательства:
comicspress.ru/liber_arcanum

Первая глава бесплатно на Букмейт:
bookmate.com/books/zchIl6r1

@темы: BDS, Liber Arcanum

02:26 

из комментов, это надо отдельно сохранить :)

ВАРНИНГ: обсценная лексика

Мелф придумал в его Древнем Риме персонажа Лемура (привидение) Метелла Нумидийского, который сопровождает в мире живых своего сына, Метелла Пия.
началось у него с такого диалога:

Метелл:
- Блядь, да что ж вы все такие уебки нахуй!
Метелл Нумидик, ЛЕМУР:
- Сынок, не ругайся, неприлично. Просто дай им пизды.
- Папа, ты сам ругаешься.
- Я лемур, мне можно.

(с)Мелф

Я: Да, лемура - это ты здорово придумал. Твои римляне прямо на скетчи просятся.

Помпей: Ух ты, а это кто?
Метел Пий (скромно, с достоинством) А это мой папа, лемур!
Помпей: Круто! Я тоже так хочу! (убегает)
Метелл Нумидик: Кстати, реальная тема, сына, Помпей Страбон-то тут, его Гадес вниз не пустил, говорит, нам таких моральных уродов тут только не хватало.
(Помпей возвращается хмурый)
Метелл: Ну что?
Помпей: Не хочет папаня из ларария выходить, прячется. Говорит, знаю я их, сука, квиритов, как покажешься, сразу пизды дают.

(с) Пульхр

Отвечает Мелф:

Страбон страбон такой страбонский лемур...

Феликс (выходя в Гостилиеву курию из стены):
- Сенаторы, кто меня звал?..
Нумидик:
- Блядь, это еще кто?! Молчи, сына! Я сам разберусь.
Побоище лемуров. А поскольку они, собственно говоря, духи, толку нет никакого... Кончается все так:
- Феликс... ну ты меня уважаешь?..

(с) Мелф

Я: ...каждому великому понтифику полагался свой лемур...

(45 год, совещание у ЦЕЗАРЯ, сумерки, все выходят, АНТОНИЙ последний)
(за спиной у АНТОНИЯ раздаётся низкий ГОЛОС)
Э-э-э, вах, слюшай, какой жопа толстий, хароший! Ти чито стаишь, Юля, хватай, и!
(АНТОНИЙ резко разворачивается, выскакивает за дверь, захлопывает её и жалобно кричит ЦЕЗАРЮ через щель)
АНТОНИЙ: Слышь, Гай Юлий, ну хорош уже, что люди подумают? Ты с ним сделай что-нибудь, блин! Видел, как Брут с Кассием шептались сегодня?
ГОЛОС (из-за двери, возмущённо) Эти двэ тощие задници...
ЦЕЗАРЬ (из-за двери, перебивая) Ника, молчать, бля! Да я не посмотрю, что царь! (возня, пыхтение)
(тяжело дыша) Да чего с ним сделаешь! Он же меня, бля, великого понтифика не слушает!
АНТОНИЙ: Ну я не знаю, а друиды чё?
ЦЕЗАРЬ: Требуют независимость Галлии. (грохот) Ша, сидеть, я сказал!
АНТОНИЙ: Да может ну и на хуй её, Галли...
ЦЕЗАРЬ (устало) Да ну, а потом что? Я вот что надумал, я лучше Клёху вызову. Был у неё один лысый заклинатель, Сетха, что ли.
ГОЛОС (испуганно) Не нада Сэтхом! Митрой-богам прашу, Юля, нэ нада! Зачэм так, ти же как сын мне, вах!
АНТОНИЙ: И чё, Сирию отдашь? Да лучше б Галлию.
ЦЕЗАРЬ: (совсем упавшим голосом) Не. Сирию тоже отдавать нельзя. Но заебал он меня совсем. (твёрдо) Женюсь я на ней, Антоха.
АНТОНИЙ и ГОЛОС: Бля-а-а-а...

19:32 

был один, который не стрелял

Увидел интересную штуку, которой раньше как-то не замечал.

Итак, заседание сената 5 декабря 63 года в храме Согласия, созванное Цицероном для осуждения катилинариев - сам консул не хотел убивать римских граждан без решения сената. Отчаянная битва оптиматов в полном составе за осуждение арестованных заговорщиков, чуть не перешедшая в убийство Цезаря прям на ступенях храма. Чуть ли не главное ораторское состязание года. Выступают с речами (и какими - историческими!): Цицерон, Цезарь, Катон, Катул, ещё чуть ли не пол-сената (А Луций Цезарь, твой дядя по матери? Какую речь, с какой непоколебимостью, с какой убедительностью произнес он, подавая голос против мужа своей сестры, твоего отчима! - Цицерон)

Цицерон клеймит не пришедшего Красса, мол, чистеньким остаться хочешь?! Не выйдет!:
Я вижу, что кое-кто из тех, которые хотят считаться сторонниками народа, не явился сюда, видимо, чтобы не выносить смертного приговора римским гражданам, а между тем те же лица отдали третьего дня римских граждан под стражу и голосовали за молебствие от моего имени, а вчера щедро наградили доносчиков; но ведь если человек голосовал за содержание заговорщиков под стражей, за вынесение благодарности должностному лицу, производившему следствие, за награждение доносчиков, то уже едва ли можно сомневаться насчет его приговора по поводу всех событий разбираемого дела.

Вокруг собрался практически весь Город, пришедших записывали в какие-то списки даже.

Цицерон (Антонию) о собравшихся 5 декабря:
В самом деле, какой римский всадник, какой, кроме тебя, знатный юноша, какой человек из любого сословия, помнивший о том, что он — гражданин, не находился на капитолийском склоне, когда сенат собрался в этом храме? Кто только не внес своего имени в списки? Впрочем, писцы даже не могли справиться с работой, а списки не могли вместить имен всех явившихся. И право, когда нечестивцы сознались в покушении на отцеубийство отчизны, то мог ли найтись человек, который бы не поднялся на защиту всеобщей неприкосновенности?

А всё-таки такой человек нашёлся. Был один, который не стрелял.
Цицерон в письме перечисляет консуляров, голосовавших за смертный приговор:
Он считает, что Катон первым высказал мнение о наказании, которое все, кроме Цезаря, высказали раньше, и так как мнение самого Цезаря, который тогда высказался в числе бывших преторов, было столь сурово, он считает, что мнения консуляров были более мягкими — Катула, Сервилия, Лукуллов, Куриона, Торквата, Лепида, Геллия, Волкация, Фигула, Котты, Луция Цезаря, Гая Писона, Мания Глабриона, также Силана, Мурены, избранных консулов

Пришли и голосовали все, даже старичок Геллий. Нет только уклониста Красса и... главного оптиматского оратора Квинта Гортензия Гортала тоже нет. Между тем Гортензий вполне себе ходил в то время в сенат, и голосовал, вот тот же Цицерон уже хвастается тем, кто из консуляров тогда же (неясно, это про молебствования 4 декабря или, скорее, про более позднее, январское решение) проголосовал за назначение молебствований в честь его подвига (тоже 14 консуляров, Красс и Гортензий добавились, нет Геллия и Торквата):
Не одобряет моего консульства Марк Антоний; но его одобрил Публий Сервилий, — назову первым из консуляров тех времен имя того, кто умер недавно, — его одобрил Квинт Катул, чей авторитет всегда будет жить в нашем государстве; его одобрили оба Лукулла, Марк Красс, Квинт Гортенсий, Гай Курион, Гай Писон, Маний Глабрион, Маний Лепид, Луций Волькаций, Гай Фигул, Децим Силан и Луций Мурена, бывшие тогда избранными консулами.

В общем, в судах Гортензий участвовал с удовольствием, а вот в цицероновой пародии на суд решил, я так понимаю, даже зрителем не быть. Или Катул его зачем-то придержал. В общем, любопытно это по-моему.

01:49 

lock Доступ к записи ограничен

для памяти

URL
17:19 

самовлюблённое

ЧДН в номинационном списке на "Интерпресскон" и "Бронзовую Улитку". Ну чё, фдисятке, вместе с Пелевиным и Лукиным, это круто, ящетаю.
interpresscon.ru/nomin.html

19:42 

Итоги года

В первый раз, читая у других итоги, поймал себя на мысли, что и у меня в 2010 что-то было такое, о чём можно вспомнить.

В первый раз в жизни взаимная любовь. В первый же раз в жизни "отношения" с женщиной, полгода отношений (!) и жизни вместе, практически в семье. Правда, закончилось это на печальной ноте, но было здорово!

Начал учиться ребалансингу, прошёл обучение трём первым сессиям, впервые делал ребалансинг другим, впервые даже за какие-то символические деньги... теперь надеюсь в диапазоне от того, что просто буду ребалансинг людям регулярно делать до даже мечтаний о том, что заброшу нафик юризм и стану профессиональным боди-воркером.

Моя повесть вышла в сборнике, ужасно приятно.

Практически порешал астму, вообще теперь о дыхалке вспоминаю редко, а до ингалятора дело доходит где-то раз в месяц. Столько лет разнообразной психотерапии, ура, прошли недаром.

Начал писать конспирологическое эссе про Красса, не дописал, правда, но очень рад, что взялся-таки за это дело и уверен теперь, что допишу и не оставлю конспирологию.

Вдребезги рассорился с человеком с форума "хисторика", в общении с которым года два был главный смысл моей жизни. Пожалуй, этим доволен. :) По-моему это значит, что я развиваюсь.

Ну и по мелочи много разного приятного и интересного было. Вообще субъективно самый длинный год в моей жизни, наверное. В общем, с Новым Годом и чтоб 2011 тоже был интересный.

21:48 

в отпуске

до 20-х чисел июля.

18:43 

C "историки" про конспирологию Второй Пунической

(в 217-216 полководцы - "демократы" Фламиний, Минуций, Варрон раз за разом ведут армии Республики на решающее сражение с Ганнибалом и терпят поражения...)

Мне тут что интересно: с одной стороны, контроль тогдашних "оптиматов", сената над Республикой был явно поколеблен "популярами" типа Фламиния, Минуция и Варрона, которые демагогическими методами раз за разом получали власть, совершали абсолютно одинаковые ошибки и чуть не довели дело до гибели Республики (причём ну ладно Фламиний был действительно опытным полководцев, но другие-то двое вообще смотрятся не то безумцами, не то подлецами) и действовали, такое впечатление, именно с целью привести Республику к военному поражению (ну как мог Варрон реально рассчитывать победить Ганнибала в сражении при том соотношении сил в коннице и с учётом Треббии? (кто там, Клаузевиц или Дельбрюк говорит, что для Канн мало Ганнибала, нужен ещё и Варрон?)).

(Одновременно идёт ожесточённая подковёрная борьба и на других фронтах - анти-сенаторский закон про запрет торговли 218, дефолт 217, кого-то разоривший, а кого-то обогативший... это как битва подводных монстров - на поверхность всплывают пузыри, обрывки щупалец, а что там, в глубине - НЕ ВИДНО, только потом чью-то тушу выносит на берег.)

С другой - я с моим пониманием истории Рима не верю, что такого рода деятели могут появляться и получать власть вопреки сенату сами по себе, завестись, так сказать, от сырости, что за ними не стояла мощная и богатая аристократическая же (монархии все далеко и близкие контакты с ними не зафиксированы до 211 года, их пока не рассматриваем :) ) в основе сила (надо ли говорить, что см по себе "народ" я актором, субъектом политики не считаю), которая системно, раз за разом приводила их к власти (банально проекты законов им писать (вообще ПИСАТЬ за них smile.gif ), речи готовить, стратегию продумывать, выборы выигрывать). Но если так, с учётом, см. выше, результатов их действий, направленных против элиты Рима - сенаторов и ведущих к его военному поражению, цели этой силы - подрывные, антиримские?!

Выходит, что эта сила действует НЕ в интересах Рима и, следственно, базируется не в Риме...

19:08 

С "историки" - военная добыча Помпея

(Помпей хвастался, что его восточные кампании и присоединения увеличили годовые доходы Республики с 50 до 130 миллионов денариев, я - Элии).

ОК, давайте поподробнее обсудим, нужна ли в Риме была кому-то эта "добыча".

Логику давайте применим не "для бедных" (актуальную до середины 2 века) - много денег - хорошо!, а посмотрим, что реально происходило с уже развитой и богатой Италией из-за этой самой добычи...

Что мы имеем на 62 год: хлебный закон Катона, который увеличил расходы бюджета на 7,5 млн., он (принимаем молчание источников за согласие) исполнялся уже в 62, так что бюджет сводился, надо полагать, уже тогда с большим (ну как минимум эти 7,5 млн., доходы, мы знаем, были тогда же 50 млн.) профицитом.
То есть Республике дополнительные 80 миллионов денариев в год налоговых доходов были НЕ НУЖНЫ, ей некуда было их тратить (ну то есть Помпей-то (в лице Флавия) придумал, куда, ещё даже Рулл строил ПЛАНЫ, но именно как на нежданно свалившуюся халяву.
Что до части добычи, сданной конкретно в казну, надо ли говорить, что при таком раскладе она была нужна ТЕМ МЕНЕЕ - денег хватало, см. выше, от того, что в "стабфонд" в подвале храма Юпитера будет свалено ещё сколько-то тонн золота, никому ни жарко, ни холодно не станет (разве что Цезарь руки погреет в консульство).

Далее, теперь реальный эффект от этих 80 миллионов - он НЕГАТИВНЫЙ, именно они экономически дестабилизировали и, в конечно счёте, опрокинули Республику.
Механизм воздействия очень простой, мы его с Вами в России проходили в 2000-х, или, например, Испания - в 16-17 веках. На входе много денег вбрасывается в экономику, на выходе - чумовой рост цен, госсектора и коррупции и миллионы таджиков в нерезиновой.

Описывается это уравнением Фишера:
УРАВНЕНИЕ ОБМЕНА — уравнение, имеющее вид MV=PQ, где М — количество денег в обращении, V — скорость обращения денег, Р --цена, Q — объем продаж товаров и услуг. Представляет собой макроэкономическое соотношение, называемое уравнением Фишера; служит одним из важных инструментов монетаристской доктрины. Согласно уравнению обмена масса денег в обращении прямо пропорциональна уровню цен и объему производства (продаж) товаров и обратно пропорциональна скорости обращения денег.
В Риме именно в таком виде его тогда не вывели, но "на пальцах" эффект представляли прекрасно - понимание того, что именно деньги из провинций разрушают Республику, тогда вполне уже было (Саллюстий это 30-е годы, но в 60-е полагаю, это тоже уже была давно не новость).

Как это выглядело для Республики в конце 60-50-х (то, что Ковалёв называет "спекулятивным подъёмом 50-х") - количество денег в экономике резко увеличивается (не знаю, сколько по отношению к общему количеству составляли 80 млн. в год, но чисто отфонарно думаю, что денежная масса в Италии одномоментно выросла процентов на 50, и потом ещё росла каждый год). То, что сенат (точнее, режим двоевластия а потом свергшие сенат триумвиры) не практиковал тезаврирования, по-моему прямо следует как из земельных законов Цезаря, предусматривавших большие траты гос. денежек, так и из обвинений Цезаря в краже из казны - получается "Стабфонд" не рос, а на него даже покушались! (если бы сенат остался у власти и гасил негативный эффект полным тезаврированием новых доходов, тогда опять же непонятно, ЗАЧЕМ они были вообще Республике? За что благодарить Помпея - что подвалы заняты?) Итак, 1) Республика начинает тратить деньги ФОНТАНАМИ. Госрасходы, госаппарат, коррупция, соответственно, растут взрывообразно. Кто обогащается? - те, кто хоть каким-то боком может иметь доступ к фонтану - триумвиры и их свора. Кто не получает от помпеевых побед ничего? - все остальные. А что получают все остальные? 2) РОСТ ЦЕН. По вышеприведённым отфонарным прикидкам на 50% в 61 (скорее всего, меньше, конечно, но всё равно разово ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ, когда деньжата, наконец, ПОШЛИ В ХОД, это, скорее всего, именно 59, когда Цезарь загнал Бибула в дом и наконец РАЗВЯЗАЛ МОШНУ, а вслед за этим - каждый год ещё и ещё рост (80 миллионов-то прибывают раз в год по графику), хоть и меньше). Рост цен ударяет по реальному сектору - всем, кто к РЕНТЕ (Трубе в России, распилу госбюджета в Риме) не имеет доступа (ср. с Катуллом, который должен был уже по факту попадания в свиту госчиновника обогатиться, и только по собственной лопоухости не). То есть номинально производимое ими, скажем, зерно-то тоже дорожает, но у него ведь (вместе вс общим уровнем цен в Италии) растёт себестоимость, а на какой-нибудь Сардинии можно уже покупать вдвое, втрое, вчетверо дешевле.
Что мы имеем в результате? - прогрессирующее обеднение и затем люмпенизацию масс свободных граждан, которые хоть что-то производят и с госсектором не связаны. (То есть помпеевы 80 миллинов выбили у них из рук "удочки", и заставили их идти в клиенты за "рыбой" к бюджетораспределяющим краниковладельцам.) Окончательная гибель "пехоты Республики", среднего класса. На политической арене остаются только армии клиентов попильщиков бюджета (вот Вам и "хлебный империй" Помпея).

На примере Испании и нынешней России очевидно, КТО получает при этом выгоды - клиенты тех, кто тратит денежки и и те, у кого большой тоннаж торгового флота. Помните, где Брут и Кассий собирали ДЕНЬГИ, реальное золотишко в 43? Вот туда, как в Голландию в 17 веке, и шли реально 80 миллионов каждый год, вот ИХ они и обогащали. Это, конечно, всё прекрасно, но ПОЧЕМУ ЗА ВСЁ ЭТО РЕСПУБЛИКА ДОЛЖНА БЫЛА БЫТЬ ПОМПЕЮ БЛАГОДАРНОЙ? Он же её экономику своим непрошенным "благодеянием" разрушил и большинство граждан как минимум сделал беднее, как максимум разорил? Вот поэтому я и говорю - Помпей должен быть благодарен, что триумф дали, а не развернули от ворот и пинком не отправили умника возвращать Сирии независимость.

19:38 

нужно ли верить источникам

Элия: о небеса, черные и голубые, какое счастье, что в природе все-таки есть историки, которые хоть немного верят источникам!


Я: Этот подход нужен, конечно, - но больше всего для написания истории повседневной жизни. При его последовательном проведении в изучении политики получается Бобровникова - она верит речам Цицерона и в результате проваливается как исследователь. Соответственно, чем меньше историк верит источникам - тем лучше он исследует политику (и тем хуже - рацион питания).

Вообще это вопрос цели. Вы (больше, это вопрос приближения к одному из полюсов а не слияния с ним, понятно, что в реальности речь идёт о соотношениях - предположим, у Вас 80 знать/20 понимать) хотите знать, я - понимать. Вас больше интересует материя, меня - дух. Вы верите, что есть объективные факты, я - что есть общие законы. Вам интереснее то, что было, мне - почему было. Вам ближе "левый" подход, мне - "правый". Вам интересно заполнение бесконечных клеточек генеалогических кроссвордов, мне - вычислять по намёкам и обмолвкам, к кому и как переходили после смерти нобиля тайны, компромат и связи. Вы хотите узнать, что сказал Помпей перед смертью, я - куда делся его архив. И т.д.

Просто именно для поздней Республики состояние источников и наших знаний таково (есть огромные пробелы, но известно довольно много, однако больше всего об элите), что у нас (в смысле, исповедующих разные подходы) при всём при этом есть точки соприкосновения, нам в принципе есть о чём говорить (хотя не всегда - скажем, я до сих пор помню, как в теме про то, пережили ли республиканские нобили гражданские войны, я не смог даже объяснить Сексту свой тезис). Скажем, если бы Вы с Вашим подходом интересовались декабристами, а я - со своим, Вам были бы неинтересны мои построения - там всё и так известно почти поминутно, чего ещё придумывать, а мне бы хватало для построения теорий всё тех же оговорок и намёков в бумажных источниках.

Вот о том, почему неправильно верить источникам:

В этом смысле одна (но далеко не единственная) из задач реальной конспирологии - прочитывать скрытый смысл, hidden sсript очевидного, лежащего на виду и потому кажущегося ясным. В том числе и - высший пилотаж - скрытый смысл самих конспирологических работ. В этом (но только в этом!) плане конспирология - это не столько отдельная дисциплина (хотя потенциально и дисциплина транспрофессионального типа), сколько подход, метод - дедуктивно-аналитический поиск неочевидного в очевидном, тайного - в явном, вычисление скрытых причин и причинных связей (рядов), которые эмпирически, индуктивно непосредственно не просматриваются, в лучшем случае - проявляются в виде неких помех, отклонений, странных пустот. Можно сказать, что конспирология - неотъемлемый элемент истории, социологии, политологии, политэкономии и т.д. Настоящий профессионал в этих областях должен быть еще и профессиональным конспирологом.

Это обусловлено не только несовпадением явления и сущности, но и самой спецификой социального знания, в основе которого лежит несовпадение - принципиальное несовпадение истины и интереса, на порядок усиливающее в этой области знания несовпадение явления и сущности. Эйнштейн говорил, что природа как объект исследования коварна, но не злонамеренна, то есть не лжет сознательно, отвечая на вопрос исследователя. Человек же в качестве объекта исследования часто лжет - либо бессознательно, либо намеренно, скрывая или искажая реальность в личных, групповых, системных интересах. Или находясь в плену ложного сознания, а то и просто от незнания. Более того, в социальных системах целые группы специализируются на создании знания в интересах определенных слоев, в продуцировании ложного. Так, например, в капсистеме социальные науки и их кадры выполняют определенную функцию - анализ социальных процессов в интересах господствующих групп и с точки зрения их интересов, в конечном счете - ради сохранения существующей системы с ее иерархией. В результате социальный интерес верхов становится социальным и профессиональным интересом того или иного научного сообщества как корпорации специалистов, которая, по крайней мере ее верхняя половина, становится идейно-властными кадрами системы, особой фракцией господствующих групп, привилегированной обслугой.

Социальный интерес верхов автоматически встраивается в исследования научного сообщества, регулируя не только решение проблем, не только способы их постановки, но и то, что считать научными проблемами, а что нет. Отсюда - табу на целый ряд проблем, их практическая необсуждаемость. Список этих проблем в современной социально-исторической науке довольно длинный - от конспирологической проблематики до расовой и холокоста. Любой анализ знания с учетом искажающих его социальных интересов, вскрытие самих этих интересов, анализ реальности с точки зрения не тех или иных групп/интересов, а системы в целом так или иначе соотносится с конспирологией - эпистемологически, по повороту мозгов. Здесь выявляется двойной скрытый смысл: самой реальности (прежде всего властной) и знания о ней (информационной).


Ссылка на всю статью, рекомендую хотя бы проглядеть, это очень живо и ясно написанное введение в конспирологию - что это, откуда и зачем.
www.business.su/chsdnw.php?chsdnew=6640

19:18 

секс! секс!

В ноябре-декабре побывал на 5-дневной группе "Тантрические пульсации" у Аниши, на 7-дневной "Тантре. Сексуальном разобусловливании" у Премарты и Сваруп и, уже традиционно (я туда уже больше 5 лет хожу) у Игоря Незовибатько на 2,5 дневной первой ступени его тренинга про секс, раньше он назывался "Секс как искусство", теперь как-то по-другому, но я его и теперь по старой памяти так называю.
Всё собираюсь об этом забабахать большой текст, поделиться, так сказать, с народом тем, какие бывают группы и тренинги про тантру и секс (как это всё офигительно прекрасно в основном, ну и про разные особенности конкретных групп (хотя я очень много где не был, на самых интересных группах - у Лапина, Тетерникова, и др.), но это ж, ёлы, надо сесть и ПИСАТЬ, а я ленюсь, так что буду хоть понемногу тут заметки набрасывать.

Аниша.
Полностью - Аниша Лаура Диллон. Американка, лет ей сейчас хорошо за 60, кажется. Ученица Чарльза Келли в 70-х (Келли - один из основных учеников Вильгельма Райха (а это, в свою очередь, самый молодой и, говорят, любимый ученик Фрейда), один из создателей неорайхианской психотерапии). Лаура Диллон поехала в Индию к Ошо, приняла у него саньясу, и стала Анишей.
Учит она неорайхианской терапии, от Ошо там динамические медитации, в целом из Пуны (Ошо в 70-80х собрал в Пуне много разных психотерапевтов, которые обменивались опытом и в итоге получилась синтетическая такая психотерапия, очень, очень ) ещё много элементов, например, из гештельт-терапии.
Называет Аниша это всё "пульсации".
В основе пульсации - это групповая (и индивидуальная) психотерапия, работа с райховым "мышечным панцирем" и зажатыми в нём старыми неврозами, травмами, невыраженными чувствами (боль-страх-гнев, они же удовольствие-любовь/принятие-(забыл положительную пару к гневу)). Зажимы терапией (воздействием на тело непосредственно, через дыхание, через энергию, и пр.) разжимаются, проблема вылезает на уровень осознания - и тут ты (типа, пациент) с ней работаешь.

При чём тут вообще секс? Тантрические пульсации - это вторая группа, для более-менее разморочившихся в ходе терапии. На них (тп) Аниша даёт некоторые элементы уже парного энергетического взаимодействия - тантры (хотя очень "плюшевые", конечно, на её группе, когда я был, даже не радевались).

Сама Аниша - это, ну, воплощённая любовь. Хиппушка, проникнутая духом тех, первых, настоящих хиппи - всегда жизнерадостная (я как-то шёл перед ней в столовую, открыл ей дверь, она пробежала и открыла мне следующую :) ), чувственная, чувствительная, очень эмпатичная,.. красивая, изящная и впечатление от неё такое, что она светится изнутри, СИЛЬНО светится. Быть у неё на группе поэтому просто тепло и приятно.

Продолжение следует... надеюсь. :) Типа, мигните, кто читает, если это вам вообще интересно.

18:21 

новая трагедия из римской жизни :)

Так сказать, приквел к "Жребий брошен". Думаю о трилогии. biggrin.gif

ДОСТОЙНЫ РЕСПУБЛИКИ

Античная трагедия

Действующие лица

ПОМПЕЙ, кандидат в консулы Республики

КРАСС, кандидат в консулы Республики

ГОРТЕНЗИЙ, сенатор

МЕТЕЛЛ ПИЙ, семиюродный дядя жены ПОМПЕЯ, находится в Испании

РИМСКИЙ НАРОД


АКТ ПЕРВЫЙ
Сцена первая

Рим. Римский Форум. Посередине сцены - Ростральная трибуна, или Ростра, обращённая передом к сцене, задом – к зрительному залу. Перед Рострой на Форум собирается РИМСКИЙ НАРОД.
Позади Ростры стоит ПОМПЕЙ. ПОМПЕЙ держит в руках письмо. Он погружён в чтение.
Справа из-за кулис выходит ГОРТЕНЗИЙ. Он направляется к ПОМПЕЮ, но на пути ему встречается лежащий на земле медный таз. ГОРТЕНЗИЙ останавливается и начинает поправлять тогу, смотрясь в таз.
Слева из-за кулис выходит КРАСС. Он направляется к ПОМПЕЮ, но видит, что тот читает письмо и, не доходя двух шагов, останавливается у ПОМПЕЯ за спиной и слушает.

ПОМПЕЙ (медленно читает вслух, наморщив лоб) Сначала скажи, что просишь выбрать тебя консулом. (в сторону) Просишь, ага, щас! (читает дальше) Пообещай, что восстановишь права трибунов, уничтоженные Суллой. Так… Потом скажи, что есть ещё один кандидат в консулы, который тоже выступает за народ. Его имя я не пишу из осторожности, но ты его знаешь, это наш друг, правитель одного соседнего острова. Народу его имя не говори, пока он не приедет в Рим, это наш (читает по слогам) сюр-приз. (в сторону) Чё?! Ну дядя, ну понаписал! (недовольно посопев, читает дальше) Красс будет пытаться тебя запутать. Не слушай его и сразу гони эту свинью в шею. (КРАСС за спиной ПОМПЕЯ ухмыляется и подмигивает зрителям) А народу скажи, что консулом ему не бывать и что негодяй за всё ответит перед судом. Это, ну понятно, ответит!.. Гортензий тебе поможет. (ГОРТЕНЗИЙ продолжает поправлять тогу перед тазом) (ПОМПЕЙ, храбро) Да чё там поможет, сами разберёмся! Будь здоров, твой дядя Метелл. (складывает и убирает письмо) Ты тоже дядя, это, лечись, гы!

КРАСС (подходит к Помпею и хлопает его по плечу) Гней, братишка, ты что ли?!

ПОМПЕЙ (оборачивается, радостно) Марк, братуха, здорово!

ПОМПЕЙ и КРАСС обнимаются.

ПОМПЕЙ Вот встреча! Сколько ж мы не виделись, лет десять?

КРАСС Да больше, двенадцать, с Тудерции. Задали мы там духам жару, а?

ПОМПЕЙ Да, братка, было дело… а меня потом, помнишь, в Африку отправили, а оттуда, короче, в Испанию… Повоевал, да… А ты где был?

КРАСС (уклончиво) Да я тут как раз с острова одного вернулся.

ПОМПЕЙ: С острова? Слушь, братишка, а как тебя зовут, ну это, полностью, я забыл?

КРАСС (недоумённо) Марк Лициний Сюрприз, а что?

ПОМПЕЙ (радостно) Так это ты Сюрприз! Ну ё, ну дядя, так бы сразу и написал!

Тем временем ГОРТЕНЗИЙ, наконец, отрывается от таза, подходит, принимает изящную позу и обращается к ПОМПЕЮ.

ГОРТЕНЗИЙ (торжественно) Позволь поприветствовать тебя, о увенчанный лаврами Гней Помпей, коего заслуженно прозвали Великим, в нашем богоохраняемом Городе, славу которого ты столь доблестно увеличил своими великими деяниями, что…

ПОМПЕЙ (хлопает глазами)

КРАСС (ГОРТЕНЗИЮ, радостно) О, Красс, здорово! И ты здесь?

ГОРТЕНЗИЙ (осекается)

ПОМПЕЙ Красс?! А ну пшёл отсюда, гад, бегом! Счас я тебя!

ПОМПЕЙ замахивается на ГОРТЕНЗИЯ, КРАСС пытается его удержать, ГОРТЕНЗИЙ падает в обморок.

ПОМПЕЙ (успокаиваясь, лежащему без чувств ГОРТЕНЗИЮ) Ну, ё, смотри у меня! (КРАССУ) Так, братишка, а ты давай со мной.

КРАСС А что такое?

ПОМПЕЙ Надо так, дядя велел. Короче, пошли, счас увидишь.

ПОМПЕЙ и КРАСС поднимаются на Ростру. РИМСКИЙ НАРОД приветствует их криками.

ПОМПЕЙ (зычным командирским басом) Рразговорчики! (РИМСКИЙ НАРОД испуганно затихает) Равняйсь! Смирно! (говорит весомо, с расстановкой, делая ударение на каждое слово, как артист Булдаков в роли Генерала) Значит так, орлы. Я у вас буду консулом. (незаметно подглядывает в письмо) Восстановлю права трибунов, уничтоженные Суллой. (КРАСС шепчет ПОМПЕЮ на ухо, ПОМПЕЙ продолжает) И слева трибунов восстановлю! Я вам вообще целиком стадион новый построю! (задумчиво) Сволочь всё-таки этот Сулла, столько лет из-за него город без стадиона. (подглядывает в письмо) Вот тут братишка со мной, Марк Лициний Сюр… Марк Лициний, короче. Он за народ, поняли? (РИМСКИЙ НАРОД часто испуганно кивает) Тоже будет консулом. Так…

ГОРТЕНЗИЙ, лежащий под Рострой, приходит в себя и поднимается.

ПОМПЕЙ А! Да! (показывает на ГОРТЕНЗИЯ) А вот эта, ё, свинья, пойдёт под суд! (КРАСС шепчет ПОМПЕЮ на ухо, ПОМПЕЙ продолжает) Шаг вперёд! За всё у меня ответишь, слышь, ты, кабан? (НАРОДУ) И этот, короче, боров консулом не будет, поняли? (РИМСКИЙ НАРОД часто испуганно кивает, ГОРТЕНЗИЙ падает в обморок) Вольно! Разойдись!

РИМСКИЙ НАРОД разражается радостными криками, поднимает на руки ПОМПЕЯ и КРАССА и уносит с Форума. ГОРТЕНЗИЙ приходит в себя, поднимается и бежит догонять НАРОД, но спотыкается о медный таз, останавливается, и начинает поправлять тогу, смотрясь в таз.

ЗАНАВЕС

17:16 

Рим. Первая группа: Помпей и его клиентела.

И ещё одну главку...

У Помпея не было, во всяком случае к 59 году, «друзей» в том смысле, как это слово понимали римские нобили. Для сенаторов «дружба» означала обмен политическими услугами – один защитил другого в суде, тот за это привёл своих клиентов поддержать первого на выборах, и так дальше. Часто дружба скреплялась брачными узами – один друг брал в жёны родственницу другого, или в брак вступали их дети, и тогда «дружба» становилась более прочным политическим союзом. «Дружба» переходила по наследству от отцов к детям.

У Помпея и не могло быть настоящей «дружбы» с другими римскими нобилями. Суть его политики была в том, что он стремился выделиться, занять особое положение даже среди нобилей, стать выше всех в Республике. А «дружба» предполагала равенство участников – я помог тебе, и могу, в свою очередь, когда мне понадобится, требовать помощи от тебя. На это Помпей пойти не мог, если он хотел вести свою собственную «монархическую» политику и управлять клиентами, он должен был оставаться свободным от обязательств и сам решать, как он будет действовать в любой ситуации. Например, если Помпею нужно было добиться назначения кого-то наместником в «Помпееву» провинцию, никакие тайные сделки и компромиссы с учётом желаний «друзей», обычные в таких случаях в Риме, были для него просто невозможны – или в провинцию попадает человек Помпея, или Помпей теряет над ней власть.

Помпей и без того редко и мало занимался обычными и главными делами римского политика – участием в судах в качестве защитника и участием в предвыборных кампаниях в поддержку «своих» кандидатов. Он вообще, кажется, не любил участвовать в таких общественных мероприятиях, где он выступал бы как обычный гражданин Республики (которая, напоминает автор, дело общественное). Помпей думал, что это не соответствует его особому достоинству, что он выше этой возни. Он даже добился в 63 году через своих сторонников в Риме особой почести – права носить на играх пурпурный плащ и лавровый венок. Но видно, это уж слишком выделяло Помпея в глазах граждан, причём в самом нехорошем смысле (в красных плащах когда-то ходили цари) и, один раз появившись на играх в красном в 61 году, он больше так не делал. Здесь оказалась та грань, за которую Помпей не мог шагнуть, не потеряв популярности в народе – а это была основа его положения в Риме. Может быть, именно эти эксперименты и привели его к решению не учреждать для себя особой должности в 59 году.

Хоть Помпей и решил казаться обычным гражданином, он им всё-таки не был. Сами способности, которые так выделяли Помпея, были не республиканскими, а, скорее, «монархическими». Помпей был поистине выдающимся стратегом, он мог, как никто в Риме, составлять и реализовывать продуманные и грандиозные планы больших войн и устройства подвластных Риму территорий. Горизонт его планирования был не 1 год (срок полномочий республканского магистрата), как у всех почти его современников, а годы, иногда - десятилетия. Помпей справлялся с управлением огромной, невиданной в Республике массой своих клиентов – и римских граждан, и провинциалов, и городов и царей. Но чтобы это делать хорошо, Помпей должен был много времени и сил отдавать этим занятиям, заниматься традиционной римской политикой ему было просто некогда! Да он и не отличался ни умением произносить речи, ни быстроумием, совершенно необходимым для любимых в Риме перепалок в сенате или на Форуме.

И в окружении Помпея преобладали люди, которые смотрели на него «сверху вниз» и исполняли его указания (вообще Помпей, как кажется автору, старался организовать свою власть и своё окружение на военный манер, где решения командующего могут обсуждаться только до принятия, а после становятся приказами). Похоже, что это было одним из непременных условий вхождения в «команду» Помпея – играть на его условиях. Поэтому молодые римские нобили не хотели в неё входить – их целью была самостоятельная политическая карьера, как у предков - консулов. Те из них, кто был в партии Помпея в 60-х годах, братья Метеллы (Метелл Непот и Метелл Целер), когда их карьера подошла к консульству, столкнулись с тем, что Помпею не нужны сильные и самостоятельные соратники – только исполнители его воли. Тогда, в 62 году, Метеллы поссорились с Помпеем и перешли к «оптиматам» Катула.

Несколько старых консуляров в 50-е годы иногда поддерживали Помпея (в политической борьбе 70-60-х годов они с Помпеем были на одной стороне), но это была уже едва ли дружба – постоянного союза между ними и Помпеем не было. (Консулярами назывались бывшие консулы. Это были самые авторитетные сенаторы. Вместе консуляры были как бы правительством Республики, обычно они определяли, какое решение примет сенат.)

В «партии» (дальше автор будет использовать это слово без кавычек, но просит читателя помнить, что оно означает здесь не аналог современной политической партии, а группу римских сенаторов (или не только сенаторов), проводящих одну политику или собравшуюся вокруг одного лидера) Помпея были скорее не друзья, а клиенты – те сенаторы, кто был обязан своим положением Помпею и поэтому зависел от него. Большинство из них были подчинёнными Помпея в походах 67-62 годов (например, Афраний и Габиний), или в его более ранних войнах. Других Помпей спас, как Цицерона, которого благодаря помощи Помпея возвратили в Рим из изгнания.

Видимо, партия Помпея в сенате в интересующее нас время, в 59-53 годах, была сравнительно невелика и уж точно не соответствовала его претензиям на преобладающее влияние в Риме. Всего в римском сенате было в то время около 500 сенаторов (это всего, на заседания собиралось обычно поменьше), так вот, когда партия Помпея выступала в сенате отдельно, а не в союзе с какой-то другой (как, например, в Египетском деле 57 года, на котором автор остановится ниже), она не выиграла голосования. В 56 году, когда сторонники Помпея, Красса и Цезаря собрались на севере Италии, в Луке, на встречу приехало всего 200 сенаторов.

Итак, у Помпея в партии было всего несколько консуляров, причём не самых влиятельных, таких, как перебежчик от оптиматов Цицерон и вояка Афраний, и несколько десятков сенаторов, едва ли их число доходило даже до 100.

Помпей располагал, однако, огромными денежными средствами, которые ему доставляли восточные клиенты. В 59 году денег у Помпея было, кажется, больше, чем у всех остальных римских партий вместе взятых. В избирательных кампаниях того времени деньги были одним из главных средств убеждения избирателей. Но, как увидит читатель, очень скоро соперники Помпея тоже нашли новые источники денег.

От использования другого сильного средства – вооружённых ветеранов – Помпей в 59 году отказался сам, после того, как с их помощью преодолел сопротивление оптиматов. Он последовательно в 50-е годы придерживался политики отказа от насилия. Автор полагает, что Помпей старался уменьшить негативное впечатление от вооружённого захвата власти в 59 году. Строго ограничив насильственные действия своих ветеранов 59 годом, Помпей таким образом пытался перенести ответственность за кровопролитие и насилие на непосредственно руководившего ими Цезаря. Ведь как только Цезарь уехал из Рима в 58 – насилие должно было (по плану Помпея) прекратиться! Это тоже имело для положения Помпея негативные последствия. Когда, начиная с 58 года, к организованному политическому насилию решили прибегнуть его противники, Помпей в Риме на какое-то время оказался беззащитным перед лицом новых вооруженных банд.

«Монархическая» политика и пирамидальная структура партии Помпея в сочетании с отказом от насильственных средств политической борьбы определили слабость партии в Риме, где в традиционной политике самыми важными фигурами были не просто сенаторы, а нобили (которые занимали основные должности) и консуляры (которые определяли политику сената). Помпей в 59 году, как помнит читатель, оставил эту систему в неприкосновенности, и теперь был вынужден играть по её правилам. А это у него выходило плохо.

Именно из-за того, что Помпей не мог и не хотел устанавливать с консулярами отношения дружбы, он не мог получить сильные позиции в сенате – он мог подкупить сколько-то сенаторов, но серьёзные, принципиальные вопросы подкупом не решались. По этой же причине Помпей не имел кадрового резерва – кандидатов в консулы из числа своих клиентов. А это уже делало для Помпея защиту «своих» провинций и сохранение клиентов трудным делом.

В результате партия Помпея, имея наиболее сильные позиции в 59 году, с каждым годом теряла влияние в Риме, и вся власть Помпея уменьшалась.

21:05 

+ анекдот

Эпир, 50-е годы. до н.э.
Жалкая лачуга под охраной местных полицаев, в лачуге сидят два римских ИЗГНАННИКА.

ВТОРОЙ ИЗГНАННИК: Ну давай знакомиться. Ты кто, за что сидишь?

ПЕРВЫЙ ИЗГНАННИК: Да я бывший консул Автроний, сижу за то, что ругал консула Цицерона.

ВТОРОЙ ИЗГНАННИК: А я бывший консул Антоний, сижу за то, что хвалил консула Цицерона.

Полицаи вводят ТРЕТЬЕГО ИЗГНАННИКА, первые двое, хором: А ты кто?

ТРЕТИЙ ИЗГНАННИК: А я бывший консул Цицерон...

19:55 

с историки

шутка юмора

Мда. Если ещё вспомнить, что с сентября по декабрь 63 и сколько-то времени после января 62 вообще действовали SCU, можно себе представить, что творилось с казной и как выглядела графа "израсходовано на секретные чрезвычайные нужды Республики, см. Приложение 10 (Приложение 10, грифы "Сверхсекретно, доступ только для консуляров, перед прочтением сжечь.")" в отчётах, скажем, консульских квесторов-63. Если бы Помпей не приехал ещё год, Республика бы, наверное, объявила государственное банкротство. Во всяком случае, кажется, Лукулла, Рекса и Кретика постарались выжать как только можно сильнее.

В Антониевом Приложении 10 наверное было нетвёрдой рукой на обрывке цирковой афишки написано что-то типа "Отцы, ну вы ж сами всё понимаете. Не, ну с теми тремя миллионами, поставленными на мирмиллона, я погорячился, конечно, но все остальные, чесслово, ушли на благо Республики! На чрезвычайные расходы в чрезвычайных обстоятельствах! Ну не мог же я покупать дешёвое вино - от него потом похмелье, а консул Республики должен быть всегда бодр перед лицом врагов."
А в Цицероновом - вложенная квестором записка от консула "Дорогой Гай, ты же знаешь, что я в математике слабее, чем в риторике, а всё моё время сейчас нужно Республике для сочинения пятой речи против злодея Катилины. Прошу тебя, истинного поэта среди математиков, составь отцам цифры в столбики так, чтобы твой стих пришёлся им по вкусу и позаботься прежде всего, чтоб он был изящным, а уж я постараюсь своими речами добавить ему достоверности. Надеюсь, ты серьёзно посмеёшься над этой шуткой. Будь здоров. P.S. Молю тебя, не утруждай отцов подробностями о времени и месте совершения оплаченных нами доносов. P.P.S. И род занятий доносчиков указывать не обязательно. P.P.P.S. Короче, сам придумай, что написать про ту нашу ночь с гетерами. P.P.P.P.S. И про другие ночи."

20:49 

Убийство Катилиной Мария Гратидиана

и начало проскрипций.
Моя реконструкция с "историки".

000. Возражение Катула против введения проскрипций и убийство Катилиной Гратидиана - это именно сюжет, где все детали сходятся в одну историю.
000.1. Орозий: Катул - Сулле по поводу репрессий: "С кем же мы будем жить, наконец, если на войне убиваем вооружённых, а в мирное время - безоружных?" ПОСЛЕ чего Сулла по совету Фурсидия вводит проскрипции.
000.2. Катилина (Катул?) убивает (для Катула?) Гратидиана и приносит его голову Сулле.
Итак, это один сюжет, по-моему между событиями 1 и 2 есть прямая связь, связь причинно-следственная, и они непосредственно следуют друг за другом по времени. Главное - определить, когда именно было 1 и почему и как именно после него случилось 2.

00. Сулла 1 ноября 82 при Коллинских воротах выиграл войну, теперь он должен был выигрывать мир. В 88 ему и в 87 Марию и Цинне это не удалось. Итак, ключевой момент для понимания событий ноября-декабря 82 - это 88 год. Начиная со 2 ноября решаются вопросы, 1) в каком масштабе будут репрессии, 2) КТО будет нести ответственность за репрессии - как они будут "оформлены", 3) что получит Сулла и, шире, как будет поделена власть между Суллой и сенатом.

0. Perduellio Катула - это, очевидно, принятое сенатом в 88 постановление об объявлении врагами Мария, Сульпиция и ещё 10 человек, в число которых, наверное, входил Гратидиан. Видимо, Катул его подписал.
88 год - Сенат принимает ответственность за репрессии на себя, оформляет их эдиктом, Сулла получает проконсульство в Азии.
87 год - Марий принимает ответственность за репрессии на себя, проводит их как абсолютно незаконные и произвольные, и получает оба консульства на следующий год, вскоре Марий фактически объявлен сумасшедшим и скоропостижно умирает.
Смысл обвинения Катула Гратидианом в perduellio - это, в том числе, попытка задним числом оправдать репрессии Мария в 87 против сенаторов. Если они (Цезарь, Антоний, Крассы) в 88 своим эдиктом незаконно приговорили к смерти/убили римских граждан, то их законно было наказывать за это.

1. 3 ноября 82 года. Под аккомпанемент криков умирающих самнитов Сулла предлагает сенату повторить 88 год - оформить репрессии эдиктом, сам, видимо,
настаивает на том, чтобы ему было предоставлено как минимум оба консульства на 81.

"сенат" здесь у меня - большинство "умеренных", с которым делил власть Цинна, к которому принадлежал консул-83 Сципион и к которому принадлежит Катул-младший. Для этого большинства и циннанцы, и Сулла с сулланцами - опасные для республики и радикально настроенные клики, которые следует, по возможности, ослаблять и оттеснять от власти. Примерно соответствует "старичкам" из начала этой темы.

Сенат ОТКАЗЫВАЕТСЯ (Цицерон, "За Росция"). Сенат уже один раз, в 87, жесточайшим образом поплатился за то, что в 88 году взял на себя ответственность за репрессии и больше не хочет.
Реплика Катула из Орозия практически идеально вписывается в контекст заседания сената 3 ноября, предполагаю на нём она и была сказана.

Сулла видит, что сенат намерен свалить всю грязную работу на него. Кроме того, сенат, кажется, вообще хочет свести репрессии к минимуму. Наконец, (возможно) возникают разногласия по поводу власти - вероятно, сенат предлагает лично Сулле ОДНО консульство на 81, оставляя второе место за собой или за компромиссным кандидатом.
Сулла понимает, что с сенатом он так не сработается, что сенат хочет, чтобы он, как Марий, порезал своих врагов немного, потом он случайно поест несвежих грибков и с репутацией опасного психа отправится на тот свет, оставив наконец власть отцам.

Видимо, Флакк говорит что-то вроде: ну вот, оба консула не в Городе, предлагаю выбрать диктатора, чтобы провести выборы, конечно тебя, уважаемый Луций Корнелий, тем же эдиктом к выборам допустим.

Сулла недобро кривит рот и говорит - да нет, почтенные отцы. давайте не будем торопиться, я думаю, кто-то из консулов ещё вернётся в Город - вот там и поглядим, и УХОДИТ.
Во главе армии он остаётся под стенами Рима. Город замирает в напряжённом ожидании. Наступает ночь с 3 на 4 ноября...


2.
Ночь с 3 на 4 ноября. Сулла вызывает в палатку свою "молодёжь" и говорит: мужи, кто хочет войти в историю? Очень некрасиво, с кровью, но ярко? Ну и такому герою я этой услуги не забуду, конечно. А эти хрычи в Риме, кстати, не простят. Катилина говорит - я хочу.

4 ноября, раннее утро. В Город врываются команды убийц (солдат Суллы), во главе первой - Катилина. Он находит Мария Гратидиана, обеспечивает, по дороге на могилу Катула, достаточно внушительную аудиторию и делает то, что делает. Никаких случайностей или эксцессов исполнителя - это убийство в той жестокой форме, за которое Сулла не наказал, очевидно, было именно таким задумано и исполнено. Возможно, Катилина нарушил волю Суллы только в одном (об этом ниже).
Другие убийцы тоже убивают тех, кого им приказали, без публикации списков, без предупреждения, и несёт Сулле доказательства сделанной работы, принеся - получает приказ идти убивать следующую жертву. Сулла в Городе, открыто руководит террором.

2.1. Что означало убийство Гратидиана?
Это было "живое письмо" (с долей мрачной шутки в духе Суллы) от Суллы сенаторам, отказавшимся разделить ответственность за репрессии.
Оно говорило: Репрессии будут. В максимально жестокой форме. Я, Сулла, плюю на вашу поддержку и буду, вместе с моими людьми, убивать своих врагов и тех, кого я сочту опасными для новой Республики, сам, страшно и жестоко.

Убийство именно Гратидиана говорило: Я сам обеспечу свою безопасность от будущей ответственности за убийства. Смотрите - я жестоко и открыто убиваю того, кто пытался призвать вас к ответственности за 88. Он больше не сможет этого сделать. Со мной такого не будет, никто не поставит для меня крест - все потенциальные враги будут убиты или лишены возможности потом выдвигать обвинения.

Убийство именно врага Катула на могиле Катула говорило: вы не останетесь чистенькими, почтенные отцы. Я сделаю кровавую работу за вас и для вас, но даже не надейтесь, что сможете остаться в стороне. Я замажу кровью и вас, я заставлю вас сотрудничать, и разделить со мной ответственность.

Оно было: жертвой богам при основании новой, Сулланской республики. И жертвой манам сенаторов - именно их Сулла поставит во главе новой Республики.

2.2. Почему всё же Катул, несмотря на то, какая роль ему была уготована, считал сделанное Катилиной услугой и вступил с ним в дружбу?

Я думаю, Катилина самовольно изменил роль, которую Сулла приготовил в представлении для Катула.
Я думаю, Катул был должен присутствовать при казни или во всяком случае после казни ему Катилина должен был вручить голову Гратидиана в присутствии Суллы.
Я думаю, Катилина во главе убийц, ведущий Гратилдиана на казнь, зашёл к Катулу - и тут они вместе изменили сценарий Суллы. Катилина ОТПУСТИЛ Катула, и всё дальнейшее происходило без него. Катулу, только вчера поднявшему голос против репрессий, не вручили на глазах всего Города кровавую голову его врага, не забрызгали кровью на всю жизнь репутацию.



3. Ноябрь.
Резня в Риме продолжается, убийства начинаются в других городах Италии - однако ЧЕРЕЗ СУДЫ (Аппиан), т.е. на этот момент никакого закона о бессудных убийствах-проскрипциях, никаких списков нет, вне Рима, где нет Суллы, даже пытаются имитировать законную процедуру.
В Риме же Сулла убивает одним своим приказом, как самодержец, как ЦАРЬ.
Вот тут случается эпизод с просьбой Метелла ограничить террор.
Прекрасно! - говорит Сулла, и в первый раз после 3 ноября улыбается, - То есть через тебя, юноша, сенаторы намекают мне, что ПРИЗНАЮТ моё право убивать (ну что ж, это прогресс по сравнению с давешними словами почтенного Катула), но ПРОСЯТ меня его ДОБРОВОЛЬНО ограничить? Да пожалуйста!
Вот список из 80 человек - им я и ДОБРОВОЛЬНО ограничусь!
Назавтра появляется ещё список.
Послезавтра - ещё список, и тут уж сенаторы понимают, что Сулла просто ИЗДЕВАЕТСЯ.
Делегация принцепсов приходит к Сулле и спрашивает - чего тебе нужно Луций Корнелий, чего ты хочешь?
Да, я и правда шутил со списками, - легко соглашается Сулла, - Я рад, что до вас дошло наконец, что пора говорить со мной серьёзно.
Я хочу: чтобы римский сенат и народ взяли на себя свою долю ответственности за репрессии. Я хочу: формального подтверждения законности репрессий на самом высоком, небывало высоком, неоспоримом уровне. ЗАКОНОМ.
Дальше: я увидел, что сенат не имеет ни авторитета, ни моральных сил, ни влияния, ни сам не готов принимать на себя достаточно ответственности и брать достаточно полномочий, чтобы основать новую Республику. Да я вам и не очень верю, если честно, да-да вот тебе, Филипп, особенно.
Поэтому вот вам мои условия: Республикой пока буду управлять я. И чтоб НИКТО мне не мешался, пока не закончу. И чтоб я имел право на ВСЁ, чтоб будет необходимым.
Так что сделаете МЕНЯ диктатором, а консулов выберем, каких я скажу - таких, чтоб не вякали, хватит, насовещались уже. Ну да, я про тебя, почтенный Катул, если тебе МАЛО, ты скажи, мы ещё тебе устроим представление, только тогу чистую приготовь, чтобы кровь её покрасивей забрызгала. Марий-младший-то, Офелла нам пишет, пока жив, хе-хе.

4. Валериев-Корнелиев.
Из речи Цицерона следуют две вещи: 1. Был принят (Цицерон намекает на нарушение процедуры опубликования, но не отрицает, что принят был) ЗАКОН О ПРОСКРИПЦИЯХ. Отличный от закона о диктатуре Суллы. И 2: Цицерон называет его Валериевым. КАК закон мог быть назван Валериевым (как Корнелиевым - понятно)? Только в одном случае - если он был принят по предложению Валерия. Валерий мог внести предложение только когда у него был империй, то есть ДО начала диктатуры, когда империй остался у Суллы (и у консулов).
Итак, моя версия: Сулла требует, чтобы ответственность за репрессии приняли на себя сенат и народ. Когда соглашение достигнуто, Сулла посылает гонца к Офелле под Пренесте, и ему быстренько привозят голову Мария (или "Мария" - кто проверит? Но мёртвый консул пригодился именно теперь, когда нужно междуцарствие).
И где-то (в декабре, говорит, по Короленкову-Смыкову "большинство" исследователей, по-моему раньше) в конце ноября - начале декабря выбирают Интеррекса.
И первое, что он делает - выносит на комиции ЗАКОН О ПРОСКРИПЦИЯХ. И римский народ принимает закон , предложенный избранным сенатом интеррексом, которым проскрипции объявляются законными. Сулла во всём этом НЕ УЧАСТВУЕТ, он, как проконсул, специально уезжает к своей армии под Пренесте, народ и сенат САМИ освобождают его навеки от ответственности за кровь, ну или разделяют её с ним.
И уже только потом, Флакк, зачитав письмо от Суллы, предлагает принять закон о диктатуре. Сулла на этом этапе одерживает убедительную победу.
Но борьба за власть между Суллой и "старичками" возобновляется уже в 80-м.

12:54 

типа, анедкдоты

57 год до нэ
КРАСС идёт по улице, ему навстречу толпа брутальных мужиков с энтузиазмом и радостными криками буквально несёт на плечах ПОМПЕЯ.
КРАСС (офигев): Помпей, как так, тебя ещё вчера на всех площадях проклинали?!
ПОМПЕЙ: Да я даймона в кувшине нашёл в испанских трофеях, что ни попросишь - всё исполняет, ну вот и.
КРАСС: Продай!!!
ПОМПЕЙ: Не вопрос. Миллион.
КРАСС (выписывает чек): Давай сюда!
ПОМПЕЙ (отдавая): Только он того, глуховат немного.
КРАСС (говорит в кувшин) Хочу, чтобы меня засыпало золотом!
Красса засыпает с неба солодом.
КРАСС (вылезает, кашляет, отряхивается) Да он в натуре глухой!
ПОМПЕЙ (уносимый толпой, мрачно): А ты думаешь, я хотел, чтобы меня все римские секуторы объявили своим принцепсом, прославляли и носили по Городу на руках?

63 год до нэ
КАТИЛИНА провёл ужасный обряд и вызвал из-под земли ЦАРЯ ЛЕМУРОВ, тот предлагает ему сделку.
КАТИЛИНА: Значит так, ещё раз, я для тебя обрушиваю храм Юпитера на головы собравшимся там сенаторам, поджигаю Город, развязываю гражданскую войну, в которой должна погибнуть половина граждан, а ты мне даёшь консульство, так?
ЦАРЬ ЛЕМУРОВ (устало): Ну да.
КАТИЛИНА: Вот чувствую, что ты меня тут где-то кидаешь, но не могу понять, ГДЕ?!

5 декабря 63 года.
Заседание СЕНАТА по делу КАТИЛИНЫ, обстановка нервозная.
Вдруг в зал врываются вооружённые до зубов
МОЛОДЧИКИ и зверскими голосами орут: ГДЕ ЦЕЗАРЬ?
СЕНАТОРЫ (пугливо расступаясь) Вот он! Вот он!
МОЛОДЧИКИ (деловито натягивая луки): Гай Юлий, пригнись!!

59 год, начало января.
КАТОН просыпается со зверским похмельем, что было вчера - не помнит, хоть убей. Смутно припоминает, что надо идти в сенат и возражать против законопроекта ЦЕЗАРЯ, с трудом одевается и тащится в Курию, там падает на скамейку и сидит, обхватив голову руками. Когда при голосовании очередь доходит до него, поднимается, говорит: "Против!", садится.
СЕНАТ разражается криками восторга, бурная овация, расстроганный до слёз ЦЕЗАРЬ подходит, жмёт КАТОНУ руку, говорит:
Катоша, какой же ты лаконичный... КОГДА ТРЕЗВЫЙ!

5 год нэ
АВГУСТ входит в спальню, там его ждёт на постели ЛИВИЯ.
АВГУСТ (достаёт шпаргалку, откашлявшись): Дорогой Квинтилий Вар!
ЛИВИЯ: Ты что, совсем рёхнулся на старости лет?! Это ж я, Ливия, жена твоя!
АВГУСТ (несчастным голосом) Да я вижу, что ты Ливия, но тут же написано "Дорогой Квинтилий Вар!"

18:53 

Катон Утический, образец, блин, честности

Я как-то на форуме ругал Катона, что, мол, дебилушка, не умел для своей партии даже денег наворовать. Так вот - я ошибался. Катон таки этому научился. Но вышло это у него... ну как у Катона всё вообще выходило, где приходится хитрить? По-катоновски.

Катон забирает казну у кипрского царя и возвращается в Рим:

38. Всего у Катона собралось без малого семь тысяч серебряных талантов, и, страшась долгого пути морем, он распорядился приготовить много сосудов, вмещавших по два таланта и пятьсот драхм каждый, и к каждому привязать длинную веревку с огромным куском пробковой коры на конце, чтобы, в случае крушения судна, этот «поплавок», поднявшись сквозь пучину на поверхность, показывал, где легло «грузило». И деньги, за исключением какой-то незначительной суммы, прибыли благополучно, но счета по всем сделкам, которые Катон совершил, заботливо и тщательно вписанные в две книги, погибли: одну из них вез его вольноотпущенник по имени Филаргир, и корабль вскоре после выхода из Кенхрей перевернулся, так что весь груз пошел ко дну, а другую он сам сохранял вплоть до Керкиры, где велел разбить на городской площади палатки, а ночью моряки, страдая от холода, развели такой громадный костер, что занялись палатки и книга погибла. Правда, присутствие царских управляющих, которых он привез с собой в Рим, должно было зажать рот врагам и клеветникам, но самого Катона эта неудача грызла и терзала, ибо не столько он хотел представить доказательства собственного бескорыстия, сколько лелеял честолюбивую мечту дать другим пример строжайшей точности, однако судьба не позволила этой мечте сбыться.

Описаться можно, одна - ой - утонула, вторая - ой - сгорела. :lol::lol:

03:37 

с Хисторики - на чём держится власть

По-моему Цезарь в 59 именно что использовал свой шанс, единственный, другого консульства у него бы не было уже. Он повёл свою собственную политику. Он обозначил себя как сильного игрока первого ряда. Именно потому, что он не побоялся переступить законы (это качество сильного), его и признали равным Помпей и Красс, именно за это ему Галлия и досталась на 5 лет! Это был его приз и так сказать "путёвка в жизнь". Он за неё дорого заплатил, да. Но она того стоила. Иначе - судьба Афрания.

Кстати, что по-Вашему стало "путёвкой в жизнь" Помпея? По-моему - казни Карбона, Сорана, Агенобарба и Брута. Так он повязал себя кровью и доказал, что ему можно доверять власть. И наоборот, Цицерон свой шанс упустил 3 декабря 63 года, когда перед всем Римом отказался взять на себя ответственность и казнить катилинариев. Кровь врага, пролитая своей рукой, вопреки закону, для утверждения своей воли, силы и власти - вот основание любой власти и пропуск в принцепсы.

Вит Санде

главная